Поэт и публицист Марина Башурова о своей позиции касательно отношений между людьми, современной лирики и вдохновения.

«ЗДОРОВО, КОГДА ЛЮДИ ИНТЕРЕСУЮТСЯ ЧЕМ-ТО, КРОМЕ ЦЕНЫ НА КОЛБАСУ...»

Текст и фото А.Писченкова
Материалы для проекта "КИТ:культура, история, технологии" могут быть написаны при вашей поддержке. Узнать как.
Надеюсь, сплетницам эта статья покажется неинтересной.

Я похожа на свою маму. Даже фамилию хотела ее взять как псевдоним, но к тому моменту уже были публикации и я решила: изменить фамилию значит отказаться от себя.

Знаю, что у меня писклявый голос, да еще и с каким-то акцентом, но зато меня по нему сразу узнают. Другим такую фишку придумывать приходится, а у меня от природы.

А еще я перфекционист или зануда. Кому как удобнее.

Национальность ни на что не влияет: люди бывают либо твои, либо нет. Если вам интересно, то из кровных родственников белорусов у меня только дочка. Мама русская, папа – украинец, но живу я в Гомеле. Люблю этот город за архитектуру и за свою жизнь в нем.

Мои первые стихотворения записала мама. Сочинять начала еще в начальной школе. Конечно, тогда не думала о том, как сложится взрослая жизнь. К тому же в детстве еще очень любила рисовать. Выбор встал уже в более сознательном возрасте. Хотела поступать в Минск на журфак, но не сложилось – заболела и попала в больницу во время вступительной кампании. Так что в итоге стала дипломированным экономистом-менеджером, а потом и юрисконсультом.

Лучшие стихотворения о любви я написала на парах по экономике. Помню, в тот день разбила очки и совершенно ничего не видела на доске. Для всех одногруппников это была самая обычная лекция, а для меня – время сумасшедшей влюбленности (не в преподавателя). Стихотворения шли одно за другим. Ах...

Рифмы – это ловушки для эмоций. Чтобы хорошо писалось, нужно либо чувствовать себя несчастным, либо очень счастливым. Есть такой мультик «Время приключений». Одна из героинь – вампирша Марселин, которая пила не кровь, а красный цвет. Я пью эмоции в разных ситуациях через трубочку. Тем и вдохновляюсь.

С возрастом метафоры становятся конкретнее. Если в 18 лет у меня было «Люблю тебя фиалками», то сейчас «Сердце выстрелом пополам».

Мой первый сборник вышел уже после смерти мамы. Это было ее последнее желание. Она сказала: «Марина, ты давно созрела, чтобы выпустить книгу. Чего же ты ждешь?».

На издательство сборников собирала деньги сама. Можно было найти мецената или спонсора – скажете вы. На мой взгляд, просить деньги – стыдно.

Не люблю слово «регалии». За каждым моим достижением и наградой – большая работа и большая история. Одно время я ходила покорять вершины Карпат. Награду можно сравнить с покорением одной из них, однако у тебя есть не только чувство победы, но и подтверждение в виде диплома, корочки или статуэтки. Все эти достижения – напоминания о том, чего ты стоишь, но все равно только напоминания.

Поэт – это не профессия. Конечно, можно постараться зарабатывать моноспектаклями, выступать перед публикой, выпускать книги и продавать их, но посмотрим правде в глаза: если вы не знаете моего имени, станете ли покупать сборник? Я бы так не сделала. Поэт сегодня находит аудиторию скорее в интернете. Хотя с большим трепетом воспринимаю такие молодежные проекты, как «Трибуна». Здорово, когда люди интересуются чем-то, кроме цен на колбасу.

Лилия Величко, Стася Котюргина, Владимир Ступинский – имена белорусских поэтов, на которых стоит обратить внимание, если вы интересуетесь серьезной, взрослой лирикой без рифм «любовь-кровь».

Сложно представить поэта, которого назовут классиком 21 века. Если внезапно критики скажут: «Да это же новый Лермонтов!», то тут же толпа найдет тысячу комментариев и аргументов, почему это не так.

Надо уметь замечать знаки, которые посылает судьба, и соглашаться с ними. Я верю в кармическую связь между людьми, верю в то, что наши покойные родственники заботятся о нас, верю в вещие сны.

Счастье – это возможность заботиться о своих близких.

Мама может мной гордиться.