АЛЬБОМУ ВИТИ ПОРА ВЫЙТИ

Простая история Вити Фореста - музыканта из самого четкого района Гомеля, которая тянет если не на фильм, то хотя бы на сериал на "ТНТ". В этом году Витя намерен доказать всей стране, что способен писать синглы не хуже "Грибов", "Зверей", "Градусов" и популярных русских рэперов.
Материалы для проекта "КИТ:культура, история, технологии" могут быть написаны при вашей поддержке. Узнать как.
"У МЕНЯ НЕТ ТАКОЙ ИСТОРИИ ТИПО Я ИГРАЛ В ПЕРЕХОДЕ, СКОПИЛ ДЕНЕГ И ПОЕХАЛ В МОСКВУ НА ПОСЛЕДНИЕ БАБКИ ИСКАТЬ ПРОДЮСЕРА. ВСЕ ПРОЩЕ..."

ИСТОРИЯ ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА
ЗАПИСАЛА А.ПИСЧЕНКОВА

ФОТО АВТОРА И ИЗ СОЦСЕТЕЙ ВИТИ ФОРЕСТА

Первая моя группа распалась, потому что одноклассника папа не пускал на репетицию. Смешно, конечно, но в одиннадцатом классе редкий родитель даст сыну в руки гитару, а не учебник по физике. Моя мама тоже так делала. Прятала инструменты и требовала: "Учись, Витя! Учись!" А я что? Убегал на репетиции через окно.

Короче. Рассказываю. Одну из гитар заранее заносил на хранение другу из соседнего подъезда, а кроссовки по дороге из школы оставлял под окном. Жили мы на втором этаже многоэтажки, и у соседей с первого был балкон-пристройка. Ночью открывал створку, прыгал вначале туда на крышу (расстояние около метра), а потом на землю (еще около двух). Разве может какая-то закрытая дверь стать препятствием на пути к мечте? Но, видимо, из всех друзей собирать канцы так яро мечтал я один. В итоге группа распалась, и тогда стал пытаться сделать сольную карьеру.

Почему Форест? Можно этот вопрос оставить без ответа?


После одиннадцатого класса студентом не стал, как вы догадались. Целыми днями играл на гитаре, сочинял треки, записывал и заливал в интернет. Песни расходились, и через пару месяцев в соцсетке в группе стало семь тысяч подписчиков. Плюс видео на ютубе выходили в топ по региону. Девочки в личку писали: «Ты настоящий?» Не сказать слава, но кое-что.

Естественно, дебютный альбом пришлось посвятить подруге,
с которой тогда встречался. Но кто называет альбом женским именем? Какой-то, простите за французский, шансонье. В итоге, все-таки нашёл выход. Так, мои первые десять треков объединились под фразой "Я назову альбом твоим именем". Элегантно,да?
Второй альбом назвал «Морфий», но наркотики никогда не употреблял. Все самые жесткие истории связаны с наркотиками. Я за чистое восприятие жизни.

После второго альбома и был мой первый сольник в местном клубе в Гомеле. Организовывали все сами. Хозяева заведения сказали, мол, охрана нужна. Попросили пацанов с района вписаться, постоять возле сцены. Костюмы секьюрити взяли кто на прокат, кто у родителей. В общем, все было модно. Люди пришли – человек триста. Подпевали. Это невероятный кайф, когда под сценой незнакомые чуваки поют вместе с тобой.

"МУЗЫКОЙ ЗАРАБОТАТЬ ОЧЕНЬ НЕПРОСТО И МОМЕНТ, КОГДА ЗАХОТЕЛОСЬ ВСЕ БРОСИТЬ НАСТУПИЛ…"
Сейчас не модно быть с трудным детством, поэтому ничего дикого про жизнь на Сельмаше (в 90-е - самый авторитетный районе в Гомеле, - прим. journalkit.by), пожалуйста, не пишите. Понятно? Скажу только: чтобы записать песни, ходил пешком через весь город к знакомым - у них был компьютер, микрофоны, инструменты...

На продвижение приходилось зарабатывать самому. В разное время работал на стройке, оператором в такси, сварщиком. Весь доход вкладывал в технику. А в 2014 году забил. Перестал вести группу "Вконтакте" (количество подписчиков сократилось до трех тысяч), не отвечал в личку, короче пропал.


В том же году поступил в техникум в Гомеле, потом уехал в Питер, устроился там по специальности, думал жениться. С - стабильность. Но в этот новый год меня затошнило от этой стабильности и от того, что предаю мечту. На волне такого «позитива» записал альбом и решил: сейчас или никогда.

И вот я опять в Гомеле. С учетом того, что в России денег заработать получилось немного, цепляюсь за любую возможность. Пишу на белорусские радиостанции: «Здравствуйте, я такой-то, живу там-то, занимаюсь этим, не возьмете ли песню?» Иногда отвечают коротко – нет, иногда ничего не отвечают. Зато в соцсетках все оживает. Люди опять пишут: «Ты настоящий? Да ладно».
Поймите: для меня музыка – это жизнь. Кому-то проще на кухне другану рассказать свою историю, болью поделиться, личными подробностями, перетереть бытовуху, а мне лучше мелодией, текстом описать. Сейчас моя аудитория – это не белорусские города, а российские и украинские. Настало время исправить положение.

Я долго думал, что скажу после перерыва тем, кто меня слушал, – извиниться там, пообещать, мол, больше не буду. Ерунда. Говорю так: друзья, мой новый альбом уже доступен для скачивания. Забудьте, что было раньше. Это только начало.