Координатор "Летучего университета" Татьяна Водолажская в интервью рассказывает, почему несмотря на научную степень перестала называть себя социологом и почему дистанционная образовательная платформа стирает границы между провинцией и столицей.


«В БЕЛАРУСИ БОЛЬШОЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ, КОТОРЫЙ НАДО РЕАЛИЗОВЫВАТЬ...»

Текст и фото А.Писченкова
"МНЕ ХОТЕЛОСЬ МЕНЯТЬ СИТУАЦИЮ, А НЕ ОБЪЕКТИВНО ПРИНИМАТЬ ЕЕ":
ОБ УХОДЕ ИЗ НАУКИ

- Татьяна, прежде чем мы начнем, как вас лучше представлять - регалий даже в "Википедии" много.
- Координатор "Летучего университета".

- А как же быть с научными степенями? Обойдемся без них?
- Пожалуй, да, потому что научная деятельность была раньше, в прошлой жизни, так сказать.Последние десять лет я вообще не занимаюсь социологией, а занимаюсь "Летучим". Конечно, квалификация сохраняется (кандидат социологических наук - прим.автора), но не позиционирую себя как ученого.

- Почему вы ушли из науки?
- Если говорить совсем общо, то поскольку я занималась темой гражданской идентичности, национальной идентичности, в какой-то момент стало понятно, что с позиции ученого не смогу привнести какие-то позитивные изменения. Вообще чем занимается наука в классическом понимании этого слова? Есть мир вне нас и мы можем его познать. Задача ученого - наблюдать и описывать, а не изменять. Если мы не признаем мир таким, какой он есть, мы не ученые, а политики, но в широком понимании слова. Мне хотелось пробовать менять ситуацию, а не быть объективным свидетелем. Собственно, переход в "Летучий университет" - это также переход от объяснений к действиям. Создавая образовательные курсы, разъясняя тенденции, знакомя с белорусскими преподавателями, научными деятелями, методологами, мы повышаем уровень национальной идентичности. Думаю, меня можно назвать культурным политиком.

- И как новое амплуа?
- Сложно, но интересно.

- Не могу не спросить, что в вашем понимании означает слово "культура"? В названии нашего проекта такое слово тоже есть и очень часто мы сталкиваемся с тем, как по-разному люди понимают его…
- Оно действительно достаточно сложное для понимания. Это и не искусство, и не просвещение, а изменения через культуру - представления, нормы, способы мышления. На это работает и "Летучий университет". Так что я не часто представляюсь культурным политиком, потому как, на мой взгляд, и второе слово сложное для понимания.

- Видимо, глобальная цель, которую вы ставили уходя из науки тоже звучит мало понятно…
- Боюсь, что да. Мне бы хотелось видеть в работе институты мышления. Общество развивается очень по-разному и правильного направления нет. Тем не менее, хорошо, когда у общества есть специальные места и люди, дело которых позаботиться об интеллектуальном потенциале следующего поколения. Для этого нужны постоянные исследования, поиски методов решения назревших проблем, подготовка специалистов и т.д. Сейчас образование в большинстве своем прикладное, а для развития, особенно в век высоких технологий, очень важно думать, генерировать идеи и знать, как их воплотить в жизнь.
"ПРАКТИКА САМОПИАРА ДЛЯ НАШЕГО КРУГА ЛЮДЕЙ ОЧЕНЬ СЛОЖНА":
О СОЗДАНИИ ОНЛАЙН-ПЛАТФОРМЫ "ЛЕТУЧЕГО УНИВЕРСИТЕТА", ЕЕ ПРЕПОДАВАТЕЛЯХ И ПРОДВИЖЕНИИ КУРСОВ

- Ваша коллега по университету, журналистка Елена Верещагина, сказала, что главная цель создания обучающей онлайн-платформы заключалась в систематизации архива. К тому моменту университет существовал уже шесть лет, то есть записей было очень и очень много. Елена также сказала, что выбор курсов и выбор преподавателей полностью ложился на вас. По какому принципу одним лекторам вы говорили - да, другим - нет?
- В целом, создание платформы - это была не какая-то спонтанная идея, а назревшая, так как, вы правы, за восемь лет собралось немало материала. Большинство из него - это записанные на камеру лекции. Естественно, и звук, и качество видео оставляли желать лучшего. Мы это прекрасно понимали, поэтому и решили работать с профессиональной командой. Надеялись, что это позволит людям, которые физически не могут попасть на лекции, тоже познакомиться с материалом.

Нельзя сказать, что преподавателей отбирала только я. Основные требования и представления задавал сам университет, то есть платформа не могла качеством контента отличаться от "Летучего". При этом больше года назад мы объявили конкурс среди преподавателей и экспертов. Каждый присылал возможные темы, а люди, зарегистрированные на сайте университета, голосовали. Таким образом, финальные представления были не только наши, но и пользователей.

-Какая основная мотивация для преподавателей?
- Мне кажется, что у них был наработанный материал, который в общем образовательном пространстве мало представлен.

- Например?
- Например, про системный подход для гуманитариев, про открытые данные. С одной стороны где-то можно что-то почитать, но в виде курса найти тяжело. Или последний курс, который сейчас вышел, - Минская школа фотографии. Понятное дело, те, кто близок к этой теме, знают, но хочется, чтобы даже люди смежных профессий и интересов могли прочитать историю школы. Кроме того, есть мотивации привлечь внимание у преподавателей как исследователей привлечь внимание к какой-то проблеме. Если мы говорим про экологические темы, биоэтику, урбанистику.

- Главный вывод, который можно сделать, - было вложено не мало ресурсов, но если посмотреть на платформу и количество просмотров, кажется, будто курсы не обходят по популярности котиков на YouTube. Хотелось бы больше обратной связи?
- Конечно, хотелось бы чтобы просмотров было больше. Что касается обратной связи, то конструктивной критики могло быть и больше, чтобы мы понимали - актуальны ли наши курсы и в какую сторону двигаться дальше.

- Преподаватели продвигают свои курсы?
- Нельзя сказать, что очень активно, но будучи одним из преподавателей понимаю, почему. Всегда неловко себя хвалить. Для нашего круга людей практика самопиара очень сложна.

- Даже когда платформа только запустилась вы написали в facebook буквально два предложения…
- Когда долго и сложно что-то делаешь, то к моменту выхода, кажется, что уже нет слов и сил. Ну и, наверное, та же скромность. Наверное, сейчас это не самое полезное качество.
"ОБРАЗОВАНИЕ ЭТО РАЗВЛЕЧЕНИЕ": О СТУДЕНТАХ ИЗ МИНСКА И ИЗ РЕГИОНОВ
- Большинство ваших читателей из Минска?
- Да. Регионы - около 30%

- С чем это связано, на ваш взгляд? По идее, онлайн-платформа - больше для регионов...
- Образование сегодня - это уже образ жизни и способ проведения свободного времени. Как правило, люди, которые это понимают и стремятся к обучению, перебираются в места, где больше возможностей для этого самого обучения. Мы же понимаем, что Минск, областные города (но в меньшей степени) забирает себе самых активных. В поселках и деревнях у людей другие интересы.

- Да?
- У меня нет никаких статистических данных, это мои наблюдения. Здесь дело даже не в интересах, а в том, входит ли самообразование - посещение лекции или прослушивание вебинара - в образ жизни. Наши курсы не дают мгновенного практического эффекта, это не приобретение новой квалификации или профессии. Они лежат в области развития мышления, освоения новых сфер и проблем.

- Тогда очевидный вопрос - для вас: зачем проводить вечера за образованием, которое не повышает квалификацию? Опять же ваша коллега Елена Верещагина, рассказывая история создания дистанционной платформы "Летучего", назвала "образование" бесконечным процессом? Вы с ней согласны?
- Скорость жизни поменялась. Если раньше было достаточно освоить одну профессию, то сейчас сотруднику нужно подстраиваться под вызовы, обусловленные работой конкурентов, развитием рынка, развитием технологий. Даже работа на производстве требует постоянного обучения, что говорить про интеллектуальный труд? Курсы дают новые направления для саморазвития. Это из прагматических соображений. А второй момент - свободное время. Как бы мы ни были заняты, современный человек получает все больше свободного времени. И нужно решать, чем ты хочешь делать - книжки читать, смотреть телевизор, слушать лекции или обсуждать новости в кафе с друзьями.

- Но время все равно ограниченный ресурс, а конкуренция высокая. Даже в онлайн-образовании. Почему курсы "Летучего" лучше курсов Arzamas или вебинаров?

- Нельзя сказать, что они лучше или хуже. Они другие, потому как их готовят другие преподаватели. Наша платформа для определенного круга - я надеюсь достаточного большого, - тех, кого волнует, как думают именно белорусские исследователи и интеллектуалы.

- Много ли, на ваш взгляд, белорусов готово сделать выбор в пользу белорусского контента?
- Здесь нужно говорить более конкретно про темы и про уровни интереса. Но мы видим, что его всё больше. И главное, что белорусам есть что предложить - есть идеи, разработки, инновации и другие достижения. В этом смысле очень большую роль играют медиа, особенно в регионах. Когда читатели этих медиа выясняют, что оказывается есть не десять персон, о которых можно говорить, а сто, то интерес белорусов к белорусам автоматически повышается.

- То есть все упирается в каналы распространения информации. Почему в маленьких городах исключительно с точки зрения социологии почти не создаются нишевые онлайн-издания или хотя бы группы в соцсетях?
- Здесь совсем просто. Чтобы начинать активность в этом плане, нужно самому считать, что есть кто-то кто достоин продвижения.